Алексей Кочетков

Алексей Николаевич Кочетков (8.2.1912 - 20.1.1987) - агроном по образованию, участник Испанской гражданской войны, берлинского антифашистского подполья и французского Сопротивления, радиожурналист, переводчик со многих европейских языков, автор книги "Иду к тебе. 1936-1945". Ему было восемь лет, когда умер его отец. Через четыре года его мать вышла замуж за латвийского гражданина и увезла его и двух других своих детей из Москвы в Ригу. С тех пор Алексей мечтал вернуться на родину. После окончания Ломоносовской гимназии в Риге он уехал в Тулузу учиться на агронома. В 1934 году ему пришлось вернуться в Латвию для прохождения военной службы. Будучи в Риге, он подал там заявление о возвращении на родину в советском консульстве. Он решил продолжить свое образование в Национальном агрономическом институте в Париже, специализируясь по болезням растений, чтобы использовать эти знания на пользу людям на родине. Он поступил на работу в лабораторию известного биохимика Габриеля Бертрана. Одновременно с этим он вступил в комсомольскую секцию Латинского квартала и в присоединился к молодежному кружку при Союзе возвращения на Родину. Он познакомился с Сергеем Яковлевичем Эфроном и его дочерью Ариадной, с Владимиром Константиновичем Глиноедским и со многими другими возвращенцами, и особенно близко сошелся с Борисом Иларионовичем Журавлевым.

В августе 1936 года Алексей, Борис и Платон Балковенко уехали добровольцами в Испанию сражаться на стороне республиканцев. Бориса оставили в Барселоне командиром создаваемой артиллерийской батареи, а Алексея и Платона отправили на Арагонский фронт. Они провели несколько месяцев под Уэской вблизи деревни Чимильяс в составе пулеметного расчета. Оттуда их вытащил Глиноедский, бывший полковник артиллерии царской армии, советник по артиллерии при штабе Арагонского фронта, и они попали в артиллерийскую батарею 27-й дивизии. Через несколько месяцев по просьбе Владимира Константиновича Алексей перешел на должность переводчика при советских военных советниках. В августе 1938 года Алексея ранило осколком авиабомбы. В начале февраля 1939 года вместе с интербригадовцами он перешел французскую границу и оказался в лагере для интернированных лиц вблизи городка Сан Сиприен. Там он снова заполнил анкеты на возвращение на родину. За лагерем Сан Сиприен последовали лагеря Гюрс и Верне. После присоединения Латвии к СССР в августе 1940 года Алексей стал автоматически советским гражданином, правда дело усложнялось тем, что он оставил свой латвийский паспорт в Париже в Союзе друзей Советской Родины, когда уезжал добровольцем в Испанию. Весной 1941 года в лагере Верне появились немецкие вербовщики и, зная, что в Берлине имеется советское посольство, он нанялся на работу в Германии. В марте 1941 года он оказался в Берлине, на Трансформаторном заводе фирмы АЭГ. Сначала его направили в гальванический цех на тяжелую физическую работу, а потом перевели в цех ДС-1 подносчиком узлов и деталей. Эта должность позволила ему посещать разные цеха завода не вызывая подозрений. Он познакомился со многими рабочими, среди которых треть составляли иностранцы. У него сложились доверительные отношения с Иосифом Гнатом из Трибницы, итальянцем Марио и французом Жозефом, а также с кладовщиком цеха ДС-3 Фридрихом Муравске. Вскоре по приезду в Берлин Алексей заполнил анкету на возвращение на родину в советском консульстве, приложив к ней свое интербригадовское удостоверение. Ему обещали помочь, но вскоре Германия напала на Советский Союз и советских дипломатов эвакуировали. Через Фридриха Алексей включился в деятельность подпольной организации, которая распространяла листовки и подпольную газету "Иннере Фронт". В этой организации Алексей был связан с Отто Грабовски. Отто назначил его ответственным по работе среди иностранцев. Выполняя это поручение, Алексей установил связи с лагерями восточных рабочих, помогал создавать там лагерные комитеты и группы саботажа, написал воззвание-листовку, которую размножил на ротаторе брат Отто Макс. Ее потом распространили по лагерям. На смену Отто связным стал Герберт Грассе. Алексей написал воззвание "Второй фронт — будет!" на восковке переданной ему Гербертом, но воззвание не успели размножить из-за ареста Герберта. В августе 1943 года Алексей уехал в Париж, воспользовавшись полагаемым ему ежегодным десятидневным отпуском. Он надеялся, что во Франции ему удастся более активно бороться с фашизмом, чем в Берлине.

Ему удалось связаться со своим давним знакомым Георгием Шибановым. Шибанов предложил Алексею перейти на нелегальное положение и заняться организацией сопротивления среди лагерей советских военнопленных и гражданских лиц в департаментах Нор и Па де Кале на севере Франции. Алексей переезжал из города в город, встречался со связными, передавал им инструкции и листовки, собирал отчеты, устанавливал связи с еще неохваченными лагерями. Он познакомился со многими замечательными людьми, среди которых особым мужеством отличался Василий Порик. В начале 1944 года Алексею поручили работу по разложению власовцев. В феврале 1944 года гестапо удалось внедрить провокатора в Союз русских патриотов и многие его члены были арестованы. Алексею чудом удалось избежать ареста. В мае 1944 года в Тиле арестовали Ивана Трояна, инструктора по организации сопротивления на северо-востоке Франции. Через два месяца по доносу одного из своих арестовали Василия Порика. Ни Троян, ни Порик никого не выдали. После освобождения Парижа Алексей снова оказался в лагере для перемещенных лиц. После бесконечного ожидания их перевезли на американских самолетах в Торгау в Германии. В советской зоне оккупации их снова поместили в лагерь. С Алексеем была Галя, арестованная немцами партизанка. Она устроилась там секретаршей и напечатала им с Алексеем липовые справки о разрешении вернуться на родину репатриирующими властями. Алексей и Галя сбежали из лагеря и месяц ехали в поезде, который вез шпалы. В Бресте поезд остановился, с него стали сгружать шпалы. Около какого-то лагеря с проволокой Алексея с Галей остановила часовая. Это им не понравилось. Галя стала говорить, что мать на станции умирает, отпусти мужа, пока та их не отпустила. Доехали на поезде до Двинска, откуда Галя уехала к себе домой в Великие Луки, а Алексей в Ригу. Был июль 1945 года.

В Риге Алексей не нашел никого из родных. Его мама умерла в 1938 году, а младшую сестру Люсю и отчима в 1941 году выслали в Сибирь. Ему самому было запрещено жить в Риге, но он пошел в отдел кадров горкома партии и сказал, что был во французском Сопротивлении и сражался в Испании. Его спросили, кого из латышей он знал по Испании. Он назвал нескольких, в том числе Жаниса Гриву, который работал тогда корреспондентом в "Цине". Грива подтвердил все и приютил Алексея на некоторое время у себя. Потом Алексея приютил другой интербригадовец, Рудольф Лацис. Через некоторое время к Алексею в Ригу приехала Галя, но весной 1946 года она умерла от туберкулеза. Алексей пять лет проработал в горисполкоме. На его должности нужно было быть членом партии. Некоторое время с этим мирились, но в конце концов Деглав, начальник горисполкома, сказал Алексею, что не может его больше защищать и порекомендовал его на работу в радиокомитет. В начале 1953 года на волне антисемитской компании его жену Таубу уволили с работы, а самому Алексею предложили с ней развестись, поскольку она еврейка. Он отказался в самой категоричной форме. Тогда и его уволили. Он устроился агрономом, а через некоторое время стал зарабатывать на жизнь техническими переводами для реферативных журналов, переводя со многих европейских языков.

Алексей Николаевич Кочетков был человеком широких взглядов, вольнолюбивым, общительным, верным в дружбе, честным до мелочности. Он был заядлым слушателем Би-Би-Си, «Голоса Америки» и «Радио Свобода», читал и распространял самиздат. У него было много друзей: однокашники из Ломоносовской гимназии, диссиденты и отказники, соратники по антифашисткой борьбе, парижские и берлинские знакомые. Ему удалось разыскать многих своих близких и дальних родственников, с которыми он переписывался, приезжал в гости. В середине 1970-х ему удалось эмигрировать к своей сестре Зине в Новую Зеландию. Там он стал подрабатывать садовником, используя свои знания агронома, купил себе мотоцикл, которым очень гордился. Потом он переселился в США к своей дочери Вере, а в 1986 году вернулся в Ригу и женился на своей давней подруге Александре Владимировне Родионовой.

https://www.facebook.com/pages/%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9-%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%9A%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%BE%D0%B2/154967261326986